?

Log in

No account? Create an account

[reposted post] Большевики спасли Россию


Почти тридцать лет идет массированная антисоветская обработка сознания людей в нашей стране. Великая Октябрьская социалистическая, как называлась она у нас в советское время, теперь именуется "переворотом", "катастрофой", толкуется как якобы основная причина разного рода бед и несчастий, пережитых страной в последующие десятилетия.

Народную акцию «Бессмертный полк», посвящённую героям Великой Отечественной войны, в открытую пытаются дискредитировать, заявляют о том, что в 2017 году «Бессмертный полк» пройдёт под триколором с именами Николая Романова, предателей Отечества Колчака, Врангеля, Дроздовского, Туркула и иже с ними.
Но буржуазной власти не удастся похоронить советскую историю, вычеркнуть из народной памяти завоевания Октября, советских героев и советский эпос.

Лепту в защиту нашего исторического достоинства вносит вышедший в 2005 году в издательстве "Алгоритм" большой двухтомный  труд под общим названием "Тенденции".

Название для широкого читателя не самое привлекательное. Однако у каждого тома - свой подзаголовок, и они, подзаголовки эти, уже куда горячее: том первый - "Война и революция", том второй - "Интервенция и Гражданская война". Самое же интересное - кто взялся сегодня за такое исследование и к каким выводам он приходит.
Да, именно в этом суть! Так вот, об авторе. По возрасту Василий Галин молод. По специальности он экономист. По партийной принадлежности - вне партий, то есть за историческое исследование взялся не для того, чтобы подтвердить или опровергнуть заранее сложившиеся идеологические взгляды. Наоборот, взгляд на 1917 год, который в конечном счете он называет "поворотным годом русской истории (и в определенной мере мировой)", равно как на предыдущие и последующие годы России, складывается у молодого ученого в ходе исследования. Его, в отсутствие заданной политической ангажированности, вполне можно назвать независимым.
Тем важнее в сегодняшних условиях выводы автора о времени, которое он для себя открывает. Предлагаю читателям беседу с ним, рассчитывая, что после этого многие обратятся и к самому двухтомнику.
Read more...Collapse )

Эпоха демодернизации

http://liva.com.ua/epoxa-demodernizaczii.html

В сознании большинства людей, воспитанных на синтетической теории эволюции, история представляется как вечная модернизация. Однако сторонники такого взгляда на историю не смогут объяснить, почему под ударами гиксосов, кутиев (гутиев), готов, гуннов, вандалов, киданей, чжурчжэней, монголов, маньчжуров и других едва вышедших из первобытнообщинного строя народов, падали могущественные державы и империи; почему прогрессивные Афины были побеждены консервативной Спартой; почему охватывающая три континента Римская империя с развитой культурой, городами, письменностью, дорогами, гигиеной превратилась в сонм смрадных варварских королевств, после чего почти целое тысячелетие Европа прозябала на задворках мировой цивилизации; почему первобытная периферия неизменно топила в крови хрупкие цивилизации Доколумбовой Америки; почему значительные территории бывшей Киевской Руси были без особого сопротивления захвачены литовскими князьями, в прямом смысле выскочившими из леса; почему наводившая трепет на весь континент Османская империя превратилась в «больного человека Европы»; почему выдержавший интервенцию 14 держав и одержавший победу во Второй мировой войне советский социализм, рухнул, словно карточный домик в конце 1980-х; наконец, почему еще вчера представлявшиеся мировым гегемоном США оказались бессильны против кучки религиозных фанатиков и почему победитель президентских выборов в США Дональд Трамп фактически признал, что роль «мирового полицейского» этой стране более не под силу.

Всему этому можно найти объяснение, только признав, что история не движется по восходящей прямой. История человечества – это чередование периодов стабильного развития, революционных скачков, с которыми связан прогресс, и откатов назад. Именно историческим регрессом (демодернизацией) можно истолковать выше упомянутые процессы.

Сегодня практически каждый человек испытывает тревожное переживание «конца знакомого мира», как выразился Иммануил Валлерстайн. Умножение военных конфликтов, стремительный рост милитаризации ведущих мировых держав, экономический кризис и взрывной рост социального неравенства, – все это недвусмысленно указывает на глубокие противоречия системы глобального капитализма.

Эпоха невиданного дотоле прогресса после Второй мировой войны, связанная с кардинальным повышением жизненного уровня людей, осталась в прошлом. И все более ощутимой становится непреодолимая бездна между большинством населения планеты и истеблишментом. «…адски много людей страдают от боли, – отмечает Наоми Кляйн. – В рамках неолиберальной политики дерегулирования, приватизации, жесткой экономии и корпоративной торговли, уровень их жизни резко упал. Они потеряли работу. Они потеряли пенсии. Они потеряли большую часть спасательных лодок, которые сглаживали эти потери. Будущее их детей видится людям даже хуже, чем их сомнительное настоящее».

Неолиберализм по сути убил идею будущего, господствовавшую в мире со времен Великой Французской революции, особенно после Второй мировой войны. В обществе, где нет никаких гарантий, такой идеи попросту не может быть. Исчезла уверенность, что будущее будет «светлым». Его не ждут с надеждой, а скорее опасаются, как опасаются украинцы новых платежек за квартплату. Популярнейший писатель в жанре фэнтези Джордж Мартин выразил эту мысль такими словами: «в 1950-х, когда я был ребенком, мы не могли дождаться попасть в будущее. Оно должно было быть замечательным, мир – справедливым, и все это было чудом завтрашнего дня. Там должны были быть чудесные чудеса, а жизнь – значительно лучше, чем сегодня. Люди проводили опросы, по которым выходило, что все верят: наши дети будут жить лучше, чем мы, а уж внуки – и подавно. Эта вера исчезла. Если взять текущие опросы, то большинство считает, что их дети будут жить хуже, чем они, а уж внукам вообще придется несладко. И я боюсь, что это так. У нас есть проблемы вроде глобального потепления, над которыми мы вообще не работаем. Есть виновники, которые не готовы даже признать существование проблемы, они отметают научные доводы, идут против науки. Космическая программа, основа всей научной фантастики – заброшена. Когда я был ребенком в 50-х, я мечтал, что когда-нибудь доживу до того, чтобы увидеть, как человек будет ступать по Луне. И я это увидел, в 1960-х и 1970-х. Но я и представить не мог, что человек прекратит летать на Луну. И о том, что мы не полетим на Марс. И как это случилось? Это – политика. Но это еще и отказ от фантастической мечты, с которой я вырос».

Как следствие гибели веры в будущее вместо идей прогресса восторжествовали идеи ностальгии. Кто-то ностальгирует по временам правоверных халифов, кто-то – по рыцарскому кодексу и инквизиции; кто-то – по неиспорченным мигрантами «белым» Европе и Америке, кто-то – по «святому батюшке-царю», а кто-то – по своему счастливому детству в СССР. Именно эта среда становится рассадником праворадикальных идей, предлагающих простой выход – путь назад в «светлое прошлое».

По всему миру наблюдается правый поворот – усиление влияния ультраправых, экстремистских, неофашистских, клерикальных сил, критикующих неолиберальный капитализм с точки зрения органического досовременного порядка. По словам Славоя Жижека: «От Балкан до Скандинавии, от США до Израиля, от Центральной Африки до Индии вырисовываются мрачные контуры нового века обскурантизма. Этнические и религиозные страсти порождают взрывы, а ценности Просвещения уходят в тень. Эти страсти маячили на заднем фоне все время, но сейчас они бесстыдно вырвались на всеобщее обозрение».

В Восточной Европе эти процессы особенно ощутимы. Ученые уже открыто говорят о наблюдаемом здесь обратном транзите от демократии. В ряде стран правоконсервативные правительства пытаются ввести модель, похожую на довоенные режимы Миклоша Хорти и Юзефа Пилсудского.

В Украине очень трудно не заметить демодернизации. Ориентация экономической модели на вывоз сырья (преимущественно аграрного), дешевую рабочую силу, эмансипация государства от социальных гарантий, «затягивание поясов», национализм и клерикализация, – все это составляющие единого процесса.

В общественном дискурсе Украины речь ведется не о прогрессе, а о выживании. Власти и СМИ постоянно твердят о повышении тарифов, экономии, «оптимизации» (то есть сокращении) расходов и кадров, но при этом даже не заикаются о развитии, повышении качества услуг или уровня жизни. Никто не способен объяснить, к какому результату должны привести пресловутые неолиберальные реформы, которые превратились в нечто самоценное. Если в начале 1990-х власти заявляли, что Украина станет второй Францией, то сегодня пределом мечтаний кажутся Польша, страны Балтии или даже Грузия. Но разве с такой убогой мечтой можно достичь прогресса?

СМИ на полном серьезе рассказывают об утеплении домов, построенных 40–50 лет назад, не рекомендуют открывать окна и принимать ванну, мыть посуду и умываться под проточной водой, зато советуют покрасить батарею в темный цвет! Из телепередач и интернет-страниц «реформаторов» можно узнать, что лучше пользоваться бра и торшерами, чтобы не включать центральное освещение, во время стирки машину стоит загрузить на разрешенный максимум (и еще ногой утрамбовать! – Ю. Л.), а часть домашней работы, связанной с использованием электроэнергии, можно перенести на ночь, перед этим установив многотарифный счетчик. Доходит до того, что журналисты не стесняются делиться «опытом» несчастных пенсионеров (наверное, со стажем работы 40–50 лет), вынужденных кутаться в две-три кофты и сливать воду в унитазе раз в сутки!

Неуклонно снижается авторитет науки, наступление на которую поддерживают и правящие круги, проявляя при этом чудовищную недальновидность. Популярны периодически появляющиеся в СМИ заявления, что ученые – это «проедатели» народных денег, а наука должна быть ориентирована на производство новых поколений смартфонов, ничем не отличающихся от предыдущих.

Все чаще можно услышать, что в Украине слишком много студентов, людей с высшим образованием, кандидатов и докторов наук, преподавателей вузов. Недавно даже люди с учеными степенями распространяли статью о необходимости заменить университеты трехмесячными курсами. Ограничение доступа к высшему образованию помогло бы «оптимизировать» дыры в бюджете и выгнать на рынок труда сотни тысяч молодых и дешевых рабочих рук, лишенных системных знаний, трудовой солидарности, самоорганизации, духовных и моральных запросов, готовых «вкалывать» по 12–14 часов в сутки за скромное вознаграждение. Это принесло бы сверхдоходы бизнесу, а большинство наемных работников превратило в оруэлловских пролов. («Они рождаются, растут в грязи, в двенадцать лет начинают работать, переживают короткий период физического расцвета и сексуальности, в двадцать лет женятся, в тридцать уже немолоды, к шестидесяти обычно умирают. Тяжелый физический труд, заботы о доме и детях, мелкие свары с соседями, кино, футбол, пиво и, главное, азартные игры – вот и все, что вмещается в их кругозор. Управлять ими несложно»).

Только конфессиональная неоднородность Украины помогла затормозить процессы клерикализации. Из-за конкуренции между христианскими церквями, ни одна из них не смогла стать «государственной» и навязать обществу свою консервативную повестку. Хотя трудно не замечать стремление власти к установлению отношений с церковью наподобие византийской симфонии.

Часть общества стремится убежать от мрачной реальности в «светлое прошлое». Ленин и Сталин, Пилсудский и Мазепа, Петлюра и Бандера, Хмельницкий и Вишневецкий, Гонта и Зализняк, и прочие исторические персонажи своей эпохи превратились в наших современников. Вокруг них сходятся в смертельных интернет-баталиях люди, не имеющие ни исторического образования, ни даже элементарных понятий об исторической науке.

Самым успешным реформатором все чаще называют главу Института национальной памяти Владимира Вятровича, чьи «достижения» сводятся к переименованию улиц, населенных пунктов и погрому советских памятников. Пустые постаменты в заброшенных скверах, уничтоженные барельефы индустриальной эпохи, возрожденные к жизни пейзанские топонимы времен средневековья и крепостничества мало походят на символы прогресса. Зато историкам со статусом госслужащих удалось почти невероятное – убедить огромную часть общества в том, что главным виновником их неудач является страна, распавшаяся 25 лет назад, тем самым канализировав общественное недовольство в безопасное для власти русло.

Безусловно, полоса демодернизации и исторического регресса – не украинское явление, а мировой тренд, который удачно охарактеризовал французский социолог Пьер Бурдье: «ощущение того, что мы утратили традицию Просвещения, связано с тем, что все восприятие мира перевернулось из-за господствующих сегодня неолиберальных взглядов. По-моему, неолиберальная революция – это революция “справа” в том смысле, в каком о консервативной революции говорили в Германии в тридцатые годы. Нечто весьма странное: революция, которая восстанавливает прошлое, возвращается к прошлому и, несмотря на это, выдает себя за нечто прогрессивное: регресс определяется теперь как прогресс, а тот, кто против регресса, вдруг выглядит ретроградом…».

Юрий Латыш

http://www.stoletie.ru/kultura/talant_i_dobroserdechije_ii_savvinoj_802.htm
2 марта замечательной актрисе исполнилось бы 80 лет
Михаил Захарчук
02.03.2016
Комментарии Версия для печати Добавить в избранное Отправить материал по почте
Талант и добросердечие Ии Саввиной

Народная артистка СССР, дважды лауреат Государственной премии, обладательница специальной премии Каннского кинофестиваля, кавалер двух высших орденов России Ия Саввина была не просто звездой первой величины нашего кинематографа, а неким пронзительно-светлым, радужно-мерцающим творческим явлением на его широком небосклоне. Это видели и понимали, прежде всего, поэты. Павел Антокольский, Юрий Левитанский, Булат Окуджава, Владимир Высоцкий, Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Александр Галич и многие другие посвятили ей свои признательные строки.

Такого поэтического восторга не удостаивалась более, пожалуй, ни одна актриса советского кино. Приведу лишь посвящение моей героине Антокольского: «Прелестная, – нет, странная актриса,/ Мудрец, ребенок, нищенка, король./ Постой, присядь, внимательно всмотрися/ В единственную – в жизненную роль./ Я ни о чем просить тебя не стану,/ Но издали любуясь и любя,/ Я должен, должен, должен непрестанно/ Беречь Тебя, молиться на Тебя».

Саввиной всегда восхищались почти все, достаточно многочисленные коллеги по цеху, что среди них, сплошь творческих ревнивцев, явление не сильно распространённое. Одно только пожелание великой Любови Орловой дорогого стоит: «Нора желает Норе успеха, бодрости духа, спокойствия. Тогда всё будет хорошо. Обнимаю». Но ещё красноречивее в этом смысле признание Людмилы Гурченко (знаю не понаслышке о её скупости на похвалу другому): «Как-то, возвращаясь в Москву, мы оказались с Саввиной в одном купе. В ту ночь Саввина обрушила на меня лавину неведомых мне стихов. Меня поразила тонкая игра ее ума, личные, своеобразные суждения о самых, казалось бы, обыкновенных вещах. Я не успевала передохнуть, а она все наваливала и наваливала. Ну, думаю, умная, ну, потрясающая, ну, Софья Ковалевская! Со временем и видишь, и оцениваешь все по-другому и заново. Действительно, Ия Саввина абсолютно лишена всех внешних признаков «артистического», она – из редких актрис, умеющих почти не меняя облика, стать изнутри другим человеком. Ее покой – то кажущийся покой. Он волнует, он берет за душу. А ее голос! Сколько в нем тайного, женского. Я вас люблю, «юная дама» моей мечты, актриса, женщина и неожиданный человек».

Или вот ещё, откровения «божественного тенора» Ивана Семёновича Козловского:

«Вы – и проповедница, Вы – и монашка… Аскетизм Вам не чужд, как не чуждо и Ваше мгновенное обнажение перед удивленным, пораженным и восхищенным артистом. Да! Да! Вот какая Вы гармоничная. Диапазон Вашего творчества непостигаем».

Про умных критиков и нас, грешных зрителей, уже и говорить нечего. Тут мы с редким единодушием признаём: из более чем шести десятков сыгранных Саввиной фильмов, – добрая треть по праву считаются классикой. Вспомним навскидку лишь некоторые из них: «Звонят, откройте дверь!», «Анна Каренина», «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж», «Служили два товарища», «Сюжет для небольшого рассказа», «Романс о влюбленных», «Частная жизнь», «Слезы капали», «Гараж». При этом, что удивительнее всего, Ия Сергеевна не имела базового актёрского образования. Она с детства мечтала стать журналисткой, писала статьи в школьную стенгазету и, будучи золотой медалисткой, легко поступила на журфак МГУ, наповал сразив приёмную комиссию своим знанием литературы и особенно поэзии. Лишь потом случился в её биографии студенческий театр МГУ. Сама актриса много лет спустя, вспоминала: «Спектакль «Такая любовь» Павла Когоута родился на бурном сломе времени, на подъеме общественной жизни; тогда в Политехническом стали устраивать вечера поэтов, Ефремову удалось создать «Современник», появились новые имена в режиссуре. В МГУ был приглашен молодой актер Московского ТЮЗа Ролан Быков, который в нашем коллективе нашел единомышленников. «Такую любовь» пересмотрела вся Москва. Помню, после премьеры ко мне подошел худенький и очень милый молодой человек и подарил свою первую книгу – «Мозаика». Это был Андрей Вознесенский. Когда мы выпускали «Такую любовь», я сдавала госэкзамены в университете, меня стали приглашать сниматься; я не собиралась бросать любимое дело, от предложений отказывалась. Но перед чеховской «Дамой с собачкой» устоять не смогла». Так Саввина дебютировала в фильме Иосифа Хейфица, поразив и зрителей, и кинокритиков удивительным сочетанием почти что ангельской внешности, незаурядного актерского дарования и сильного характера.

Уже тогда всесоюзно известный Алексей Баталов сказал: «Ия – очаровательная, единственная и неповторимая. И я счастлив, что был восторженным свидетелем начала её восхождения в великое искусство кино».

За несколько лет до этого восхождения, ещё будучи на студенческой скамье, Ия Саввина вышла замуж за профессора геологии и актёра Всеволода Шестакова. Любители игровых научно-популярных фильмов должны помнить серию из восьми картин с его участием. У них с Ией родился сын Серёжка… с синдромом Дауна. В жизни молодых родителей то была трагедия, страшнее которой никто из них ни до, ни после не переживал. Врачи сразу посоветовали мамаше отдать сына в спецучреждение. Аргументы приводили железные, по неотразимости: вы, мол,– известная актриса, а дети с таким диагнозом рождаются обычно у всяких деклассированных личностей – алкоголиков, душевнобольных, наркоманов. И что подумают ваши поклонники? Потом учтите: он же узнавать вас не сможет. Даже сидеть и то вряд ли сумеет. Ну и самое главное: люди с подобной болезнью живут обычно до пятнадцати, максимум – до двадцати лет. И оно вам надо? Таких суждений придерживались и родные Ии Сергеевны. Страшнее всего, что даже муж, после некоторых колебаний, согласился с «умными и рациональными» доводами всех доброхотов. Лишь одна свекровь Янина Адольфовна с мудрой смиренностью заявила: «Ия,– это наш с тобой крест. И его надо нести».

Много лет спустя Саввина признается: «Я не осуждаю тех, кому такое бремя оказывается не по силам. У меня самой в жизни была минута слабости. Когда Сереже исполнилось семь, я узнала, что есть отличная лесная школа под Москвой, и подумала отдать его туда. Человек, которому я позвонила – я часто забываю фамилии, но эту запомнила на всю жизнь, Ченцов, – спросил: «Вы хотите отказаться от ребенка?» – «Упаси Господь, как вы могли подумать!?» – «Тогда не отдавайте его никуда и никогда». Так я и сделала. Сережу спас профессор Сперанский, знаменитый педиатр, который прожил 96 лет и выбросился из окна, когда узнал, что у него рак. Тогда ему было 80, выглядел он на 60, излучал уверенность и силу. Я понесла к нему трехмесячного сына, наслушавшись разговоров о том, что такие дети к четырем годам не умеют сидеть и редко доживают до двадцати. Сперанский взял Сережу на руки и ушел с ним на сорок минут – как можно сорок минут осматривать младенца, не представляю, что уж он там выслушивал-выстукивал,– и вернулся со словами: «Вам будет очень трудно, но, думаю, вы справитесь». Поначалу прописал одно: покупать на рынке печенку, протирать и кормить. Показаться через три месяца. Трехмесячного! Телячьей печенкой! Но мы протирали и кормили. Увидев полугодовалого Сережу, профессор воскликнул: «Вы принесли мне совсем другого ребенка!». А дальше – массаж ног, потому что ноги были колесом. А дальше – бабушка Янина Адольфовна, педагог, оставила работу и занималась только внуком. Из-за той бабушки, царствие ей небесное, я шестнадцать лет прожила в семье первого мужа, когда давно уже никакой семьи, в общем-то, и не было. Но Сережа рос и учился. Если бы он не был болен, он был бы, думаю, гением, – но он и с лишней хромосомой полноценней иных здоровых. Я помню, как незадолго до смерти ко мне пришёл Олег Ефремов на мой ежегодный хаш – 1 января. Когда его провожали, сказал: вот, Сережа, наступает год Пушкина – будем вместе с тобой учить его стихи. И Сережа, глядя на него влюблёнными глазами, чётко продекламировал: «Была та смутная пора, когда Россия молодая, в бореньях силы напрягая, мужала с гением Петра». Говорю Олегу: «Он знает наизусть всю «Полтаву». И Ефремов заплакал. Никого, однако, не хочу обманывать.

Мне было очень трудно, порой – невыносимо тяжело. Но зато я смотрю на свою жизнь без отвращения и стыда, а это кое-чего стоит.

Я молю Бога только, чтобы он меня и Сережу взял одновременно».

Несмотря на отсутствие профессионального актерского образования, Ию Саввину в 1960 году Юрий Завадский пригласил в свой Театр имени Моссовета. Её партнёрами стали Любовь Орлова, Фаина Раневская, Вера Марецкая, Ростислав Плятт. Пребывание в таком невероятном созвездии могло вскружить голову или, наоборот, вселить комплекс неполноценности кому угодно, только не Саввиной. Без малейшей робости, но с полной ответственностью она блестяще сыграла, кроме уже упоминаемой «Норы», весьма заметные роли в спектаклях «Странная миссис Сэвидж», «Турбаза», «Ленинградский проспект», «Петербургские сновидения». И в каждой демонстрировала присущие только ей удивительные качества целомудренности, доброты и трогательности. Параллельно снялась в картине «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж». Судьба фильма, где актриса сыграла с запредельной жизненной правдивостью, сложилась весьма драматично – зрители по достоинству его оценили лишь спустя двадцать лет. Но рассказал я про это отнюдь не для того, чтобы лишни раз пнуть те непростые времена, названные почему-то застойными. Режиссёр А. Кончаловский решил «развить тему» и взялся за фильм «Курочка Ряба», ставший продолжением истории Аси Клячиной. Ознакомившись со сценарием, Ия Сергеевна сочла его оскорбительным для русского народа и отказалась сниматься в фильме: «Ты хоть понимаешь, что пишешь о великом русском народе?! Это же издевательство!». Свой отказ объяснила так: «Вместо Аси нарисовался безнадежно одномерный персонаж, с которым мне неинтересно. В серьезном искусстве никто не одномерен, даже Плюшкин, одержимый единственной страстью стяжательства. Гоголь старательно наделяет его вполне человеческими чертами. Ведь он даже хочет подарить Чичикову часы, но часы не дарятся; он с ними расстаться физически не может. Сегодня же почти у всех всё плоско, но это проблема художников, а не Аси Клячиной. Мне вспоминаются слова Майи Плисецкой: «Мы всё время требуем, требуем, требуем: у народа, у правительства, у соседа. Ася Клячина из тех, кто не требует, а отдаёт, в этом стержень и суть её характера, а стержень ведь не меняется. Чушь, будто человека ломает жизнь, и незачем кивать на время. Меня всегда коробит, когда говорят «жизнь заставила». Жизнь никого не заставляет, она нас лишь проявляет».

Саввина имела законное право на императивность подобных суждений. Кроме того, что она обладала несомненным и уникальным даром чудесного, искреннего перевоплощения; она ещё вдобавок исповедовала чистый, не замутнённый никакими привходящими моментами, нутряной, первородный патриотизм. Ию Сергеевну невозможно даже представить заигрывающей с так называемыми «либерастическими прогрессивными ценностями». Её абсолютной искренности, честности и принципиальности многие просто побаивались. Она никогда не участвовала ни в каких «авангардных», и потому всегда пошлых проектах, не занималась тем, что ей не нравилось, ссылаясь на материальную необходимость, которая для неё тоже была актуальна.

У актрисы наблюдалась какая-то повышенная, почти гипертрофированная чувствительность к пошлости. К любой, не только творческой.

В делах театральных, кинематографических, да и в житейских – она всегда опиралась только на собственный безупречный вкус, но не на чужое мнение.

Заслужить её расположение было нелегко. Дураку Саввина открыто говорила, что он дурак. Она вообще отличалась завидной остротой языка. В этом смысле многие, и не без основания, полагали её продолжательницей Раневской, афоризмы и едкие высказывания которой общеизвестны. Кстати, Ия Сергеевна дружила с «великой Фуфой» до самой её смерти, очень уважала старшую коллегу, и Фаина Георгиевна отвечала ей тем же, к чему я ещё непременно вернусь.

Пока что остановлюсь на фильме Александра Карелова «Служили два товарища», который, в силу нескольких причин, стал для Саввиной этапным в её творческой биографии. Во-первых, режиссёр поставил перед ней и Высоцким сверхзадачу: поручик Александр Брусенцов и сестра милосердия Саша должны так сыграть свою сюжетную линию, чтобы она оказалась достойным мировоззренческим противовесом линии главной – военной судьбы товарищей-красноармейцев Ивана Карякина и Андрея Некрасова. Задача, между прочим, чрезвычайной сложности, если учесть, что экранное время у «белых» в два раза меньше, чем у «красных». Тем не менее, Саввина и Высоцкий блестяще выполнили режиссёрскую установку. Во-вторых, Ия Сергеевна встретилась на тех сьёмках с Роланом Быковым и Аллой Демидовой. Впервые со студенческого театра. Наконец, в-третьих, именно с этого фильма между Саввиной и Высоцким завязывается искренняя и сердечная дружба. Театр на Таганке вообще становится для неё чем-то неизмеримо большим, чем обыкновенное столичное культурное заведение. Вот как вспоминала о том сама Ия Сергеевна: «На сьёмках «Служили два товарища» случился забавный случай. Володя спел под гитару «Лукоморье». Я натурально обалдела – так мне это понравилось! И говорю: «Какое чудо! А кто, Володя, вам это сочиняет?» Вся группа ка-а-ак грохнет смехом. А он в одно касание: «Моя жена!» После этого вообще все покатились со смеху. Я – в замешательстве, потому как раньше не слышала его пения. Но по моему обескураженному лицу он, очевидно, понял, что я не придуриваюсь. Обнял меня и спрашивает: «Неужели вы не помните, как мы снимались в «Грешнице» у Филиппова?» – «Вот бросьте в меня камушком – не помню» – «Мне тогда знакомцы говорили: Саввина – это кошмар. Она тебя сожрёт с потрохами – такая сука. А я ехал на электричке в студию. Замёрз, как цуцик. И девочка с косичками говорит Филиппову: пусть, мол, Володя передохнет, бутерброд съест, и мы начнём. И я тогда подумал: сука-то оказалась порядочным человеком». Вот так мы и сблизились с Володей на всю оставшуюся жизнь».

После семнадцати лет работы в театре Моссовета Саввину пригласил во МХАТ Олег Ефремов. Пошла с великой радостью – всю жизнь мечтала о таком режиссёре. Много играла. За спектакль «Рождественские грезы» Н. Птушкиной получила театральную премию «Хрустальная Турандот», которой очень гордилась. И параллельно напряжённо работала в кинематографе. На стыке семидесятых и восьмидесятых годов сыграла в двух десятках картин. Одна из них – драма Юрия Райзмана «Частная жизнь» получила невероятное число всяких призов и номинаций. В том числе – награды Венецианского и Московского кинофестивалей. Райзман и Михаил Ульянов номинировались даже на премию «Оскар» Американской киноакадемии.

Государственной премии СССР удостоились художник картины Татьяна Лапшина, режиссер Райзман, исполнители главных ролей Ульянов и Саввина. Тогда же Ия Сергеевна встретилась со своим вторым мужем Анатолием Васильевым.

…С Толей, кстати, закадычным другом Владимира Высоцкого, мы в разное время служили под началом бесподобного командира и военного педагога Анатолия Григорьевича Утыльева. Дружим поэтому более тридцати лет, и когда-нибудь я обязательно печатно воздам должное и своему старшему товарищу, и его многолетней (31 год) совместной жизни с Ией Саввиной.

– Толя, на смертном одре Ия просила тебя сберечь её сына. Как вы теперь обитаете с Сергеем без его матери? – Спросил я его.

– У нас, слава Богу, всё нормально. Мы с Ией за несколько лет до её ухода решили, что опекуном Серёжи буду я. Тогда же и оформили все необходимые документы. Отказываться от этой обязанности я не собираюсь. Это мой святой долг перед Ией. Сергей привык каждое лето проводить на даче, а осенью возвращаться в Москву. Он, естественно, нуждается в особом уходе, а я много времени провожу на работе. Через пару недель, вообще, еду на гастроли в Израиль. Так что мне пришлось нанять сиделку. Она спокойный и добрый человек, не способный обидеть больного. А Серёжа, ты же знаешь, покладистый, послушный. К тому же он многое умеет делать сам. С утратой мамы он смирился и утверждает, что она стала ангелом. Часто бывает в церкви, благо рядом с нашим домом есть храм. Нас регулярно проведывает психолог. И делает она это по велению сердца, как было и при жизни Ии. Что ещё? Сергей окончил университет, работал переводчиком. Он прекрасно изучил английский язык. Знает поэзию, в живописи прилично разбирается. Его натюрморты с успехом экспонировались на персональной выставке в Москве.

Во время гастрольных поездок, отвечая на вопросы поклонников, Ия Саввина со счастливыми глазами рассказывала о сыне, тем самым воодушевляя матерей с проблемными детьми и разрушая общественные стереотипы.

У Серёжи сейчас есть всё: синтезатор, много красок, книг, багетов. И он замечательно всем этим занимается – играет на синтезаторе, рисует, совершенствует английский. У него всё проще, он живёт в своём мире, который, видимо, лучше нашего. Вообще, Серёжа – вечно улыбающийся парень. Недаром таких людей, как он, называют детьми Солнца. Очень редко бывает, что ему что-то не нравится, а так он всё время пребывает в прекрасном расположении духа.

– А теперь, Толя, прошу тебя вспомнить о приватной жизни Ии Сергеевны. Ведь никто в мире лучше тебя её не знал…

– Она была красивой, нежной, с невероятно притягательными глазами и немыслимым обаянием. А ещё – очень мудрой была. Ия реагировала на жизненные коллизии резко, но почти всегда справедливо. Кому-то это, наверное, не нравилось, но её раздражала чужая глупость, тупость, бестолковость, непорядочность, непрофессионализм – то, что раздражает всех нас. Она была разной, как все мы: веселой, когда пела и танцевала, сосредоточенной, когда читала или писала, сердитой – тогда ругалась и могла даже накричать. Знала наизусть очень много стихотворений, но это касалось только её любимых поэтов – Юрия Левитанского, Булата Окуджавы, Иосифа Бродского. И Владимира Высоцкого Ия любила именно как поэта, а не как актёра или барда. Обожала читать его песни как стихи. Так что дело тут не в уникальной памяти, схватывающей на лету любую, в том числе и поэтическую информацию, – она хорошо помнила только тех, кого любила.

Наше с Ией Сергеевной поколение отличается от современного: нынешней молодежи такие знания не нужны, а мы не могли и не хотели жить без них. Существовал так называемый самиздат: запрещённые в стране произведения перепечатывались под копирку на машинках. Такие книги мы под строгим секретом читали и передавали друг другу. Сейчас стихи забыты – время другое. Но когда-нибудь маятник, как уже миллион раз бывало в истории, качнётся в обратную сторону, и люди снова начнут собираться на поэтические вечера.

Круг людей, вхожих в наш дом, – ты сам свидетель,– был очень широк. Но были люди, перед которыми Ия просто преклонялась. Например, артисты балета Екатерина Максимова и Владимир Васильев, которых она считала живыми гениями и говорила им об этом в лицо.

На 60-летие Ии я с многочисленными приятелями собрал и издал сборник её газетных и журнальных публикаций. В этой книжке практически всё, что она успела написать, – за исключением двух–трёх статей. К сожалению, их очень мало.

У неё было очень лёгкое перо, ум и глубина – такое сочетание среди современной журналистской братии встречается редко.

Потому я с Ией время от времени даже ругался по этому поводу: мол, почему ты ничего не пишешь? После этого она садилась за письменный стол, но терпения хватало не надолго. Видимо, её журналистское время прошло. В МГУ, да и сразу после окончания журфака, она горела этой работой, печатала статьи на машинке – компьютеров в то время ещё не было. Но со временем охота писать пропадала, пока не сошла на нет.

Очень трогательно Ия дружила с Раневской. На стене у нас висит картина с надписью на обратной стороне, сделанной рукой Раневской: «Талантливой Саввиной от такой же Раневской. 1974 год». Однажды Фаина Георгиевна случайно налетела по телефону на меня: «Можно Иечку?». – «Её, – говорю, – сейчас нет». – «А вы – её друг»? И, услышав утвердительный ответ, воскликнула: «Боже, как я ей завидую!». Ия часто говорила мне: «Хочу навестить старуху». Мы садились в машину, я подвозил Ию к дому на Бронной, а сам ходил во дворе и ждал её возвращения. И хотя они по два, а иногда и по четыре часа вели свои разговоры, мне это было не в тягость. Меня радовало общение этих удивительных женщин – таких разных и таких похожих.

Ия просто обожала возиться со всякими растениями! Все подоконники в нашей квартире были заставлены цветами и цветочками, которые при отъезде на лето за город надо было кому-то поручать. Когда мы осенью приезжали в Москву, начинался обратный процесс возвращения горшков и расстановки по подоконникам. В земле жуть как любила копаться. Ей нравилось перетереть комочки, чтобы земля стала, как пух, что-нибудь посадить, а потом наблюдать, как всё это растет. Ии достаточно было ткнуть в землю сухую ветку, и та тут же зеленела – руку имела лёгкую. С сорняками всегда общалась на матерном языке. Ей нравилось побросать в подол огурчики, а на следующее утро снова пойти и обнаружить, что вчера что-то пропустила, – радовалась всегда невероятно. Очень любила делать всякие заготовки – солить, сушить, мариновать. Она вообще обожала готовить, и получалось у неё это замечательно. Собирала кулинарные книги: от классика русской кулинарии Елены Ивановны Молоховец (это середина ХIХ века) до современных изданий.

Друзья и знакомые знали: хочешь сделать Ии Сергеевне подарок – купи поваренную книгу! Она могла перечитывать эти труды бесконечно, а потом, скрупулезно соблюдая рецептуру, готовить сложнейшие блюда.

Над некоторыми нужно было колдовать неделю, а иногда и 10–15 дней: неделю вымачивать мясо в каком-нибудь растворе, потом неделю его отбивать, а потом ещё неделю мариновать – дождаться блюда было просто невозможно. Особенно много таких рецептов именно у Молоховец: каждое блюдо у неё готовится не меньше трех дней, за что я рецепты Елены недолюбливал. Но это была стихия Ии. Причем ей очень важно было не столько попробовать блюдо самой, сколько угостить гостей и увидеть, как их физиономии расплываются в улыбках удовольствия.

Последние годы судьба почему-то стала испытывать Ию на прочность. Все началось с того, что в 2008 году медики обнаружили и удалили меланому – злокачественную родинку. Весной 2011 года она перенесла инсульт. Хирургическое вмешательство спровоцировало метастазы. Но жена наотрез отказалась от курса химиотерапии, хотя все мы упрашивали её. А уже летом того же года Ия попала в автомобильную аварию. Никто и не предполагал, что всё произойдёт так стремительно. Поверь, она не чувствовала своего ухода. Не готовилась к смерти.

Всегда была спонтанным человеком. Как жизнь идет, так она её и принимала. Никогда не планировала: на завтра, на послезавтра. Как говорится, не смотрела вдаль. В этом выражалась её внутренняя свобода. Ия никогда не зависела от обстоятельств. Не суетилась в жизни.

Хотя, может быть, это её ошибка. Тем не менее, она так жила. Мы были на даче, когда все началось. Ия почувствовала недомогание. А когда стало совсем плохо, срочно поехали в Москву. Но меланома – самая коварная вещь в онкологии: человек может и 10 лет прожить, а может сгореть за месяц. Известие о том, что жить ей осталось всего несколько дней, она восприняла спокойно и стойко…

Про День Победы

Lenin-Kerrigan Lenin-Kerrigan (170 публикаций)

25 лет, Web программист. Беспартийный. Придерживаюсь материалистической диалектики во взглядах.

Как вы могли заметить, действующие в России власти достаточно активно занимаются фальсификацией истории, переиначиванием праздников, переименованием и уничтожением всего советского наследия, как материального, в виде заводов-пароходов, так и культурного. Например, день «Великой Октябрьской Социалистической  Революции» заменили на «день народного единства», день «Международной Солидарности Трудящихся» на день «Весны и Труда», ну а день «Советской армии и Военно-Морского флота» на день «Защитника отечества». Каждую из этих подмен можно рассматривать по отдельности, ну а сегодня мы поговорим о том, как был изменён «День Победы».


q6917


Форма-Содержание


В первую очередь отметим, что сначала происходит изменение содержания, выхолащивается прежняя суть мероприятия и заменяется новыми смыслами, а следом, как бы уже автоматически, происходит и изменение внешней, чисто визуальной формы. Про визуальную форму ещё успеем, давайте сначала поговорим о содержании.


Стоит сказать, что в человеческой культуре в принципе принято праздновать различные победы, это вполне нормально. Однако, «День Победы», который отмечали 9 мая в СССР, несколько выбивается из общей канвы празднования каких-либо побед. Так как это была не только военная победа над внешним агрессором, это была идеологическая победа, победа добра над злом, победа коммунизма над фашизмом.


От того, кто победит во Второй Мировой войне, зависело, каким будет весь остальной мир, и будет ли он вообще. Многие вещи, которые кажутся нам сейчас совершенно обычными и нормальными, это, в конечном счёте, плоды этой самой победы. Из мира почти исчезла работорговля, представителей всех рас и народов уравняли в правах, женщины почти по всему миру получили возможность принимать активное участие в жизни общества, голосовать, работать. Всё это было бы невозможно в мире, в котором победил бы фашизм, если бы этот мир вообще существовал бы.


q6943


Советские граждане подарили свободу от фашизма не только себе, но и всему остальному миру, избавив его от концентрационных-лагерей, расовой и половой дискриминации. Подарили свободу от мира, где человеческая жизнь ничего не стоит, а отношения между людьми носят какой-то средневековый характер. Вот подлинный смысл «Дня Победы», и вот что праздновали наши отцы и деды.


Но с распадом СССР всё изменилось.


Приватизация


Современный капитализм обладает уникальным свойством, он способен абсолютно всё приватизировать, сделать из всего на свете товар, при продаже которого можно получить прибыль, подчинить всю окружающую действительность своим поганым отношениям купли-продажи. То, что многие называют потреблядством или по-научному — консьюмеризмом (в переводе — идея потребления).


Поскольку уничтожить данный праздник не просто, да и чревато общественным недовольством, молодые капитализмы на постсоветском пространстве начали приватизировать «День Победы» и превращать его в товар на продажу. Тем более, зачем уничтожать то, что может послужить и им самим?


Делалось это неспешно и постепенно, на протяжении многих лет. В первую очередь, над этим постарались различные писатели, псевдоисторики, журналисты и прочая, и прочая. Которые с завидной упорностью повторяли, что СССР готовился к войне, он собирался захватить и поработить весь цивилизованный мир, германцы узнали об этом, а лучшая защита — это нападение, поэтому они нанесли превентивный удар. Но они хотели добра, и вообще, сдались бы немцам, пили бы пиво и закусывали бы баварскими сосисками. (Хотя надо сказать, что советские солдаты вполне себе успели попить пива и поесть баварских сосисок…)


Ну а потом подоспела и массовая культура, сотни художественных фильмов, компьютерных игр, которые быстро выставили советских солдат кровожадными варварами, а немцев — последними защитниками человечества, вот наши товарищи по этому поводу сделали замечательный ролик.



Таким образом, «День Победы» в корне изменился, из из праздника Победы над фашизмом, превратился в очередной праздник «Защитника Отечества», приуроченного к дате Победы. При этом, каждое государство делает акцент на себе любимом, как будто это война шла за сохранение «России, Украины, Беларуси, Казахстана», изредка, звучат слова о том, что это была война за сохранение СССР, хотя и их в последнее время не слышно.


Если бы каждое национальное государство, отдельно воевало бы против фашизма, они бы очень быстро проиграли. Можете посмотреть на опыт их европейских коллег, той же Франции или Польши. Нет, против фашизма воевал весь социалистический мир, воевал, пока Америка с Англией лишь ждали, чья возьмёт.


Но сейчас об этом не принято говорить, сейчас «День Победы» используется для укоренения буржуазного патриотизма и национализма.


Смешные Слова


Сами по себе слова «фашизм» и «нацизм» в современном капиталистическом мире, в России, Европе… утратили стараниями сильных мира сего свой смысл. Превратились просто в какие-то ругательства. Сейчас слово «фашист» чаще применяют к просто жестоким людям, чем к настоящим сторонникам фашистской идеологии.


Очень смешно слушать речи наших и зарубежных политиков, когда они рассуждают о Победе над фашизмом и клянутся всем, на чём свет стоит, что не допустят нового пришествия этой чумы, делая, как раз наоборот, для этого прихода все возможное и активно давя настоящие красные антифашистские и социалистические движения, сажая антифашистов в тюрьмы.


Не лишним будет показать на Украину, где фашизм уже вовсю поднял голову. Но делая это, нельзя забывать и о своей собственной стране, как будто у нас никаких фашистов нет. Причём, не только уличных молодчиков…


q6944


… но и видных, активных, медийных людей, которым обеспечен доступ на центральные телевизионные каналы, на радиостанции, чьи книги с абсолютно фашистскими идеями свободно продаются.


Наши государства не только не борются с реальным фашизмом, напротив, они всячески оберегают его ещё зелёные ростки, поливают их живительной влагой и удобряют почву, на котором он произрастает. Правда, не срывают созревающие плоды, время ещё не пришло.


Из всех производных фашизма для современного нам мира не хватает только «террористического» или «тоталитарного» характера диктатуры финансового монополистического капитала, все остальные слагаемые, такие как сам «Финансовый монополистический капитал», «Антикоммунизм», «Внешний враг», «реваншизм», «национализм», «вождизм» уже есть, причём не только в далёких западных странах, но и в самой России.


А желающих отказаться от либерализма, различных государственников, патриотов, этатистов — хоть отбавляй.


Символика


Символика — это не только внешний визуальный образ, это наглядное отображение идей и смыслов. И в последние годы от красной, советской символики на 9 мая не осталось практически ничего. Это достаточно наглядно отображает и то, что за современным «Днём Победы» не осталось прежних, вкладывающихся в него смыслов.


А началось всё с казалось бы безобидной акции «георгиевская ленточка», но и она была подменой, так как в СССР не было принято носить георгиевскую ленточку, в СССР только на 1 мая вязали красный бант, на 1-е, а не на 9-е.


q6945


q6946


Никаких ленточек никто куда попало не цеплял, существовала только похожая по цвету гвардейская, а не георгиевская лента, которая носилась исключительно с соответствующими наградными медалями, а именно с «орденом Славы» и медалью «За победу на Германией»


Акция с георгиевской лентой по сути положила начало отказу от советской символики. Год тому назад, «георгиевская ленточка» могла получить новую смысловую нагрузку, став символом народного ополчения на Донбассе. Но благодаря активным стараниям российских властей, которые не признали прошедший на Донбассе референдум и теперь делают всё от них возможное, чтобы вернуть ЛДНР в состав единой Украины, данный символ в большей степени имеет смысл предательства. Немудрено, что в самой России никакого уважения по отношению к данной символике со стороны широких народных масс не наблюдается.


ленточки_коллаж


А товарищи коммунисты вместо георгиевской ленты отдают предпочтение красному банту или ленте. Такому же красному, как Знамя победы, или флаг СССР.


q6947


Это относится не только к нашим товарищам из России, но и зарубежным товарищам из самых разных стран мира.


Победа_коллаж


А вот кто действительно носил Георгиевскую ленточку, так это фашисты и их пособники из Российской Освободительной Армии, воевавшей против советских войск на стороне гитлеровцев.


q6948q6949


Таким образом «День Победы» превратился не более, чем в бренд или самостоятельный, достаточно выгодный товар для продажи.


товар_коллаж


С точки зрения наших властей и прочих мира сильного, 9 мая, это отличный повод чтоб жахнуть водочки с георгиевской ленточкой, заполировать пивком и закусить доблестными крабовыми палочками, ну о когда пиршество закончится, утереть руки влажными салфетками «Спасибо деду…» Это направление вырисовывалось достаточно давно, а совсем не давно в моду вошли тематические вечеринки.


пати_коллаж


Ночь победы, победный стриптиз, победная дискотека, два коктеля т-34 по цене одного… Ну и, понятное дело, свою руку к этому процессу приложила и РПЦ, грех обходить стороной хорошо продающийся культурный продукт.


церковь_коллаж


Ну а усилиями различных «девочек-дизайнеров», весь этот фарс начинает становиться совершенно отвратительным зрелищем, когда ветеранов с плакатов начинают поздравлять фашистские военные, американские танки и прочая, и прочая.


девочки дизайнеры_коллаж


К счастью ли, или к сожалению, но современный «День Победы» уже не имеет никакого отношения к той памятной дате, которую отмечали в СССР.


С моей точки зрения, это в некоторой степени даже правильно, мы ведь живём не при социализме. У нас уже давно всем заправляют буржуи, при этом, наши российские буржуи являются потрясающей карикатурой на мифического персонажа царя Мидаса, вот только, всё к чему прикасаются наши сильные мира сего, превращается не в золото, а в говно.


Быть может происходящие безобразие с празднованием Дня Победы подтолкнёт людей к мысли, что с этим обществом что-то не так, что оно не правильно устроено, и не в таком обществе должны жить наши дети.



Источник: Red-Sovet.su

Вот! Левый поворот!

remi_meisner remi_meisner (51 публикаций)

В блоге ув. varjag-2007 увидел цитату из мадам Нарочницкой. Есть такая модная мадама, мадама не простая, не хрен собачий, а целая «глава Европейского Института демократии и сотрудничества в Париже». Я с творчеством мадам Нарочницкой несколько раз знакомился — антикоммунисты любят её цитировать. Мадам занимается выискиванием в сочинениях Маркса и Энгельса фраз, которые, будучи вырваны с мясом из контекста, могут быть истолкованы как «русофобские». Короче, околпачивает мадама доверчивых читателей, выставляя классиков Е.В.У. ненавистниками славянства вообще и русских в частности. Чтобы русский трудящийся даже не думал сочинения Маркса открыть и прочитать там всякие русофобские и оскорбительные для славян враки про эксплуатацию, отчуждение труда или коллективную борьбу пролетариев за свои права — пускай лучше трудящийся лишний раз в храм сходит и свечку поставит за здоровье и благополучие господина работодателя. Вопчем, Нарочницкая — это, типа, тот же Стариков, только в юбке.


q6851


Так вот, мадама недавно присутствовала на «круглом столе» «Историки versus журналисты: откровенные ответы на острые вопросы». (Версус, бгг)))) Уж не знаю, что там за острый вопрос задали мадаме, но ответила она вот, что:


http://www.regnum.ru/news/society/1916514.html


«История всегда подвергалась неоднозначной и сложной интерпретации. Смена мировоззренческой парадигмы приводила к рассмотрению истории предыдущих периодов через новую призму. Но есть события и испытания, которые становятся опорными пунктами национального самосознания, и предавать их — значит, выбивать опору. Кому-то очень хочется, чтобы у русских в XX веке оставалась гонка за ложными идеалами», — сказала Нарочницкая.


Европейский лоск на себя напускать наши буржуазные националисты уже научились, а грамотно изъясняться — ни фига. Что там за «опорные пункты» у национального самосознания? Как можно предавать «события и испытания»? А вот про «гонку за ложными идеалами» — отлично сказано. Фраза гладкая и скользкая, как кусок мыла. При случае, можно такую фразу в любой компании произнести — и среди монархистов, и среди либертарианцев, и среди фашистов, и среди социалистов. Главное — не объяснять, какие идеалы ты считаешь «ложными», чтоб не обидеть никого.  Впрочем, дальше Нарочницкая поясняет, какие именно идеалы ей враждебны.

(вдумчивые читатели, я думаю, уже представляют примерный список).


q6852


По её словам, в случае отсутствия единения народа в период Великой Отечественной войны были бы обесценены все предыдущие исторические достижения и победы: «Что касается войн, то Отечественными именуются такие противостояния, когда враг приходит не просто чтобы что-то отнять или оторвать кусок территории, а для того, чтобы лишить нацию самого будущего, самостоятельного явления её роли в истории. Если бы мы не встали все против гитлеровского нашествия, то были бы обессмыслены все предыдущие стояния — и Чудское озеро, и Куликовская битва, и изгнание Наполеона, и оборона Севастополя. Нация это поняла, и в одном окопе сражались разные люди разных политических взглядов. Было восстановлено национальное чувство, которое сознательно рушили классовым интернационализмом. Наша нация, таким образом, совершила победу, которой нет сравнения. На нас была обрушена совокупная мощь почти всей Европы».


Вот опять — безграмотные рассуждения зажравшегося и обленившегося буржуазного идеолога, который уже даже не пытается придать своему вранью видимость научных изысканий, просто врёт напропалую. Только старается при этом выражаться заковыристо. «Национальное чувство«, «самостоятельное явление роли нации в истории«, «были бы обессмысленны» — слушатели надувают щёки и кивают, с понтом всё поняли. Хотя понять смысл таких речений невозможно, за полным отсутствием этого смысла. Но слушателям неловко возражать человеку, знающему столько «вумных» слов. Плюс — европейский лоск рассказчика ещё. Тоже помогает — хороший понт дороже денег. Ну, как с таким нарядным типом спорить?



Понятен только общий посыл: буржуазный национализм это хорошо, а «классовый интернационализм» — плохо.


И ведь никто не попросит Нарочницкую назвать фамилии носителей «разных политических взглядов», которые, якобы, вместе с коммунистами «в одном окопе» сидели. Жаль, было бы интересно послушать. Нарочницкая, видимо, по какому-то сильно альтернативному учебнику изучала историю. Насколько лично я знаю, российские монархисты и националисты, например, воевали как раз на стороне Гитлера — во всевозможных «национальных легионах», «национальных формированиях СС», отдельных карательных бригадах, РОВСах-херовсах и прочих пидорских отрядиках. В советских же окопах сидели бойцы Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Рабоче-крестьянской и КРАСНОЙ, т.е. коммунистической армии. И не было в этой Красной армии никакого «многообразия политических взглядов», за этим специально обученные замполиты следили, если мадам не в курсе.


q6853


А русская нация в 40-е годы действительно стала единой и сплоченной как никогда прежде — но не потому, что она что-то там «поняла», а потому, что в 20-е и 30-е года были полностью уничтожены эксплуататорские классы, которые и рождают противоречия внутри нации. А трудящимся промеж себя делить нечего — отсюда и пресловутое «единение народа».


q6854



При этом Нарочницкая призвала не демонизировать СССР при всей его греховности: «Нам утверждают, что у „плохого“ государства не может быть ничего праведного. Споры о „плохости“ государства неуместны: греховными и несовершенными были все государства. Другой тезис, который нам выдвигают, гласит, что мы сами развязали войну — в частности, об этом говорит президент Украины Петр Порошенко. Это первое такое официальное заявление со стороны главы государства».


Меня так умиляет показная набожность буржуев и их холуёв! «Греховность»! «Праведность»! И такие красивые словеса произносятся… на груде сворованного у всего общества бабла. Ну может ли существовать более эффективная пропаганда научного атеизма, чем лицемерные рассусоливания всех этих иудушек «о божественном»? Впрочем, хрен на моральный облик буржуйских подпевал. Нам нужно понять, с какой целью они врут на этот раз..


Для понимания резюмируем сказанное Нарочницкой. СССР, значит, был «греховным». Но — не более «греховным», чем другие государства. Короче, был как все. Только богомерзкий «классовый интернационализм» его портил. Конечно, портил! Учили рабочих разных наций жить дружно, объясняли, что трудящимся разных наций делить нечего, что все войны в мире разжигают буржуи, ради своих корыстных интересов… Как можно людей такому учить? Это ж всё национальное чувство порушится на хрен! Гляньте только на этот паскудный большевистский интернационалистический классовый плакат:


q6855


Гадость, правда? Всё классовый подход виноват, будь он неладен. Вооруженный национальным чувством художник нарисовал бы на плакате, как «укроп» сжигает «колорада», или как «ватник» душит «салоеда». А вооруженный национальным чувством поэт приписал бы: «никогда мы не будем братьями». Вот это было бы правильно и красиво. Сегодня и на Украине, и в России — у всех национальное чувство обострилось, так насколько ж жить лучше, нежели было в СССР! Прям не сравнить! Сплошное веселье.


q6856


А в целом, стало быть, ничем таким особенным СССР от других государств не отличался. Что же, это прогресс. Стало быть, теперь советская эпоха уже не считается «безвременьем», «черной дырой в истории России», как это было раньше («Но и у нас смогли украсть Одно столетье в слове «русский»» (с) и т.п.), теперь советские годы уже не считаются одным сплошным «лихолетьем». Мадам Нарочницкую-то, если верить Регнуму, лично Путин в Европейский институт демократии пристроил. Соответственно, точку зрения мадам можно считать в известной степени «официальной». Значитца — вот вам «новый взгляд» на СССР, товарищи дорогие.


Видимо, вот это и есть долгожданный «левый поворот Путина», о котором так долго мечтали многие добросовестные охранители. Теперь СССР перестанут «демонизировать». Хотя и будут с грустью признавать его «греховность». Может быть, даже немного угомонятся «десталинизаторы» и любители переименовывать улицы.

Зачем нашей буржуазии такие заходы? Ради пресловутого «единения народа», о котором и мадам Нарочницкая упоминала. Буржуи хотят единиться. Ну, в том смысле что «трудные времена настают» и скоро «придётся затянуть пояса». Так что не помешает немного солидарности. Кроме того, буржуи раньше рассказывали, что слово «коммунизм» — практически синоним слова «голод». Что главные преимущества капиталистического строя над социалистическим — всеобщее изобилие, 300 сортов колбасы и сытое благосостояние любого мало-мальски предприимчивого человека. А теперь выясняется, что и при благословенном капитализме может случиться несколько «тощих лет». Причём голодать будут почему-то представители только одного класса — класса наёмных работников. И вот — новая идеология! Вчера ещё гражданам, у которых подводило животы, буржуи просто бросали через губу: «Вы не вписались в рынок! Надо работать лучше!» А сегодня — вежливо предложат: «Надо вспомнить историю страны. Мы все русские, россияне, мы переживали и голод, и холод«… И далее по тексту.



Вот и вся разница, товарищи дорогие. Для трудящегося все эти «реабилитации Сталина» и «пересмотры отношения к советским временам» означают только одно: теперь его, трудящегося, станут грабить немного по-другому. Чуть более вежливо. Со ссылками на «подвиг предков», на «деды воевали». Взлетят цены на продукты — нам расскажут про ленинградских блокадников. Взлетят тарифы на отопление — нам припомнят генерала Карбышева. Ну, и т.п. Схема ясна. Строим СССР 2.0 (в смысле — «Империю», агась ;)), только без социализма, пролетарского интернационализма и справедливого распределения производимого продукта. Зато — с капиталистами, РПЦ, буржуазной демократией и георгиевской ленточкой. Вы рады?



Источник: Red-Sovet.su

В левой среде достаточно часто поднимается вопрос о том, что, мол, мир коренным образом изменился, марксизм уже не так актуален, человека труда сейчас почти что не найти, промышленный пролетариат доживает последние дни… А потому всё это уже не так актуально, нужна новая теория, новый класс, новые социальные силы, которые смогут коренным образом изменить наше общество.

Вот, не столь давно, Андрей Песоцкий написал статью «Исчезновение труда«, на которую с чисто марксистских позиций ответил товарищ remi-meisner. Постоянно этот вопрос поднимает в своих статьях товарищ daemon77, названия говорят сами за себя, например: «В поисках революционного класса». Этот вопрос интересует и множество других, левых и красных товарищей.

Если выжать самую суть из всех материалов на эту тему, то станет очевидно, что обсуждается вопрос авангарда революционного пролетариата, кто им является в современном обществе. Идут, так сказать, активные поиски того слоя, который становится в условиях современного капитализма носителем и распространителем классового сознания. Тех людей, которые становятся активистами политических движений и партий, которые начинают вести последовательную политическую борьбу, агитацию и пропаганду. Тех групп, которые в условиях революционной ситуации, становится костяком, собирающим вокруг себя всех остальных противников старого строя и революционных преобразований.

q6723

Перед тем, как перейти к сути вопроса, необходимо определится с терминами, дабы впоследствии не было взаимонепонимания. Когда ставится вопрос о поисках именного нового класса, ошибка заложена уже в самом вопросе. В современном обществе, абсолютное большинство является всё тем же пролетариатом, то есть людьми, которые получают средства к существованию за счёт продажи своего труда. Нет принципиальной разницы, продаёт человек физический труд или интеллектуальный, трудится он грузчиком или шофером, продавцом или слесарем… Если он не является собственником средств производства и продаёт свой труд, или результаты своего труда, государству ли, отдельно взятому капиталисту-собственнику — он пролетарий.

Поэтому, никакого нового класса искать и выдумывать нет абсолютно никакого смысла. Однако, сам пролетариат не является однообразной и монолитной общностью, он, в свою очередь, также разделён на определённые группы, слои и так далее. И среди этих групп и слоёв многие товарищи в современном мире пытаются найти самый прогрессивный, самый революционный, самый-самый слой, который поведёт всех остальных пролетариев за собой в светлое коммунистическое будущее…

Ну что же, давайте для начала обратимся к классикам, и посмотрим кого и почему на роль авангарда пролетариата выбрали они.

q6726

Классики марксизма сделали ставку на промышленный пролетариат, который также называют индустриальными рабочими. Как пишет товарищ remi-meisner:

«Авангардом» индустриальные рабочие являются потому, что по роду своей деятельности они уже организованы (и даже разбиты на «подразделения»), дисциплинированы и воспитаны условиями труда и жизни в атмосфере коллективизма и солидарности (впрочем, эту солидарность буржуи подрывают всеми силами, и в последнее время — весьма преуспевают в этом).

Тут товарищ не договаривает. Научная мысль уже дошла до понимания слов Маркса о том, что бытиё определяет сознание. Многие отмахиваются от этого тезиса, ну, мол, определяет, предположим, а дальше-то что? А дальше то, что новые производственные силы и новые производственные отношения, порождают новые социальные отношения. И именно индустриальные рабочие, вовлечённые в новые формы производственных отношений, являются носителями новых социальных отношений.

Маркс и Энгельс вывели эту закономерность из истории человечества. В «старом обществе» формируется определённая группа или класс людей, которые занимают в обществе достаточно прогрессивную роль, участвуют в новых, современных производственных отношениях, в связи с чем они становятся носителями новых социальных отношений, по крайней мере, между собой. Так в рабовладельческом обществе формируется аристократия, которая становится носителем феодальных социальных отношений. Так в феодальном сословном обществе формируется класс буржуазии, который становится носителем капиталистических социальных отношений, так в капиталистическом обществе…

У другого нашего автора и товарища antonius есть ряд замечательных статей в которых можно увидеть термин «локус будущего», в этом термине, по сути, заключается мечта самого прогрессивного класса распространить более совершенные социальные отношения, которые близки представителям этого класса, на всё человеческое общество. Крайне рекомендую к прочтению его статью: «Революция и пролетариат«. А я приведу оттуда важную, с моей точки зрения, цитату, причём немаленькую:

В той же России 1917 года именно рабочие оказались той силой, что смогла противостоять нарастающей хаотизации общества. Именно они, как своеобразная «затравка» нового общества смогли обеспечить трансляцию порядка в распадающийся социум. Рабочие стали основой будущей сверхдержавы, и оставались основной силой спустя многие годы после выхода из кризиса 1917 года. (Можно вспомнить, например, «двадцатипятитысячников», что были командированы в село для проведения коллективизации). И это при том, что вплоть до 1950-х годов рабочие не составляли большинства населения страны. Их влияние обеспечивалось не численным превосходством, а тем, что уровень энтропии рабочих был много ниже, нежели у крестьян и мещан. В общем, все сетования на низкую относительную численность промышленного пролетариата сейчас легко опровергаются одним этим фактом.

***

Смена не формаций даже, а самого типа общества с классового на бесклассовый — очень сложный и неоднозначный процесс, который должен пройти несколько этапов. Что поделаешь – ведь это событие более высокого порядка, нежели буржуазная революция. Процесс разложения первобытнообщинного (родоплеменного общества) – аналог перехода к коммунизму, только с обратным знаком — продолжался очень долго, порядка сотен и даже тысяч лет. Сейчас, конечно, скорость изменения должна быть много большей, но все равно, понятно, что изменения подобного тектонического характера одним моментом не проходят.

А потому сам факт пролетарской революции еще не означает, что общество сразу становится коммунистическим. Напротив, это означает начало большого пути, который к данному факту должен привести. Пролетарская революция не изменяет индустриального характера производства, не изменяет высокого уровня отчуждения – поскольку последний связан именно с производством — а лишь позволяет начать путь к его снижению. И, в конечном итоге, основанием будущего общества будет не пролетариат, как таковой – ибо отмена деления на классы приводит к демонтажу и пролетариата – а некий новый вид трудящихся, который формируется после отмены классового разделения.

И советский период, как не удивительно, подтверждает эту мысль.Я уже не раз писал, что СССР следует рассматривать, не как «самостоятельный» вариант бесклассового (или классового) общества, а как переходный период между ними. СССР – не что иное, как «длинная» революция, продолжавшаяся 70 лет. Да, она потерпела поражение – но сколько поражений терпели революции вообще. Разве это кого-то когда-то останавливало? Гораздо важнее понимание сложности и длительности революционного процесса. Именно в непонимании этого момента и лежит корень ошибок левых-«антипролетаристов». Ведь кажется, что рабочие – те, что существуют рядом: плохо образованные, невоспитанные, не знающие революционной теории, подверженные националистическим и религиозным идеям – плохой «материал» для строительства нового, справедливого и гуманного строя. Образованные и активные мальчики и девочки из «хороших семей» — «материал» гораздо лучший.

Но при внимательном рассмотрении оказывается, что это не так. И желание «перескочить» в справедливое общество «за одну итерацию» приводит к совершенно иному результату, нежели планировалось. Общество, как сложная система, по определению ведет себя контринтуитивно. Впрочем, контринтуитивно большинство вещей вокруг нас – от Солнца, которое кажется вращающимся вокруг Земли (вернее, даже не вращающимся, а восходящим на Востоке и заходящим на Западе) до электричества и компьютеров. Тем не менее, эта контринтуитивность не мешает нам изучать огромное количество явлений и использовать их в своей жизни. Так что ничего страшного в понимании общественных процессов нет.

И если окажется (как писали основоположники), что для достижения социализма (и вообще, более справедливого общества, чем нынешнее) требуется участие рабочих, а не левых активистов, то придется делать на это поправки. Тем не менее, проблемы с включением пролетариата в левое движение остаются. Но проблемы для того и существуют, чтобы их решать…

Однако, современная Россия, да и всё постсоветское пространство находится в очень не простой ситуации, которая приводит к тому, что даже в левой, социалистической среде находится огромное количество «антипролетаристов». Тому есть два объяснения.

1) Постсоветское пространство наглухо поражено идеями антисоветизма и социал-дарвинизма. А потому, даже среди левого движения, находится множество активистов, которые не могут распрощаться со многими антисоветскими установками.
2) В стране, в которой происходит процесс деиндустриализации и массовое использование люмпен-гастарбайтеров, промышленный пролетариат находится в, мягко говоря, депрессивном состоянии, что во многом и приводит к потере роли авангарда.

q6727

Деиндустриализация вообще крайне интересное явление, исторических примеров таких процессов крайне мало, например, известно, что после Первой мировой войны страны победившей коалиции предлагали произвести деиндустриализацию Германии. Однако, Германия в таком случае должна была стать чьей-то колонией, а получение Германии своей колонией даровало бы этой стране власть над всей Европой в обозримом будущем, в итоге от этой идеи отказались.

Вследствие того, что от этой идеи отказались, Германия смогла пережить все тяжести и невзгоды санкций и ограничений и снова стать серьёзной империалистической страной со своими амбициями и потребностями, которые в конечном счёте привели мир на порог новой мировой войны.

Очевидно, что процесс деиндустриализации имеет множество различных последствий, таких, например, как внешняя зависимость страны, однако эти вопросы можно рассмотреть в отдельной статье, а нас интересует то, что при данном процессе происходит разрушение трудовых коллективов и непосредственное сокращение индустриальных рабочих. Вследствие отсутствия необходимости сохранять промышленный потенциал, предприятия и рабочие на этих предприятиях эксплуатируются собственниками до максимального предела, после чего отслужившие станки идут на металл, а рабочие попросту увольняются.

При этом, буржуазия также более не вынуждена нести сколь-либо серьёзные затраты по социальной сфере, ей более не надо готовить новые кадры, как и следить за здоровьем и общим благополучием тех кадров, которые есть в наличии. В результате деградирует система образования, в том числе специального технического образования, необходимого для подготовки специалистов рабочих профессий. Индустриальные рабочие начинают сокращаться численно, коллективы — распадаться, нет притока новых кадров. Разрушение коллективов и сокращения ведут также и к уничтожению рабочих профсоюзов, которые являются инструментами по поддержанию связей и по совместной борьбе за свои права. Также настоящие самоорганизованные профсоюзы заменяются буржуазными симулякрами, которые используются государственной машиной для оказания давления на рабочие коллективы и использование оных в своих целях. В конечном счёте, индустриальные рабочие если и не перестают быть авангардом пролетариата, то теряют классовое сознание и ту самую мечту о будущем и более прогрессивном устройстве общества, и замыкаются на необходимости их (рабочих) сохранения, как явления.

q6728

Важно также отметить, что одна из причин, почему индустриальные рабочие являются авангардом пролетариата, это также и то, что рабочие коллективы, профсоюзы и иные рабочие организации обладают крайне высокой информационной проводимостью. В связи с чем, посеянная в рядах рабочих идея или идеология может достаточно быстро разойтись по значительному числу представителей этого социального слоя. Став носителями классового сознания, промышленные рабочие не только сохраняли это классовое сознание на протяжении длительного времени, но и распространяли его на окружающих.

Однако, в вопросе классового самосознания злую шутку с современным левым движением опять таки сыграл СССР. Дело в том, что, как не крути, СССР изначально двигался в направлении бесклассового общества, а это приводило к уничтожению не только класса капиталистов, вместе с их классовым сознанием, но и самих рабочих. Ведь если в обществе нет никаких классов, значит, нет ни буржуев, ни их антагонистов — пролетариев.

В итоге, когда в РФ прошли шоковые экономические реформы и формировался новый класс собственников-капиталистов, практически все пролетарии, в том числе авангард в виде промышленных рабочих, не обладал каким-либо классовым сознанием, а многие пролетарии, пораженные идеологией антисоветизма и социал-дарвинизма, даже видели в формировании нового класса собственников благо для страны и себя лично, в том числе и потому, что они тоже хотели стать собственниками и хозяевами жизни.

В связи со всем вышеперечисленным, мы можем утверждать, что современные промышленные рабочие на территории постсоветского пространства в массе своей не имеют классового самосознания, не осознают собственных интересов, как организованной группы, да и не являются сколь-либо организованной группой. Промышленные пролетарии не находятся на передовой производственных отношений и не имеют мечты о распространении более прогрессивной социальной модели на всё общество. Что логичным образом ставит под сомнение, со стороны многих левых активистов, факт того, что промышленные рабочие по-прежнему являются авангардом пролетариата.

И если это действительно так, давайте попробуем ответить на вопрос: кто же, в таком случае, является авангардом?

q6725

С моей точки зрения, в современном обществе, авангардом пролетариата является сразу два слоя. Первый — это промышленные рабочие, которые, несмотря на все потери и проблемы, всё равно остаются авангардом. Во многих развитых странах, в особенности в южных странах Европы, (Италия, Испания, Греция) именно они по-прежнему стоят во главе революционного пролетариата. По мере развития капитализма в постсоветских странах, классовое самосознание к индустриальным рабочим вернётся, этот процесс мы сейчас можем постепенно наблюдать.

Однако, в современном обществе ещё одна группа пролетариев может по праву считать себя авангардом. Конечно, это в изрядной степени моё личное мнение, однако описывать я буду уже свершившийся факт. Многим левым активистам вовсе не надо искать новый класс или новый слой внутри пролетариата, достаточно посмотреть в зеркало или на своих ближайших товарищей по организациям.

Речь идёт о работниках IT-сферы — программисты, инженеры, системные администраторы…

Чисто примера ради, практически 70% участников, имеющих отношение к появлению данного портала, Красные Советы, являются работниками IT-сферы, при этом все они марксисты, и марксисты достаточно подкованные и образованные. Разумеется, мы не замкнутое в себе сообщество и общаемся с представителям других организаций, движений, партий, и, как ни странно, там ситуация крайне схожая. Так, например, и ответственный за пропаганду, и организатор молодежного крыла партии Рот-Фронт также IT-шники. Уверен, у вас не составит труда найти среди своих знакомых товарищей-коммунистов работников IT-сферы и инженеров.

И в этом нет абсолютно ничего удивительного, так как именно IT-отрасль на данный момент достаточно бурно развивается во всём мире, и формирует в обществе качественно новые производственные силы и отношения. А потому, именно среди работников этой сферы столь большее количество носителей новых социальных отношений, которые они страстно желают распространить на всё остальное общество.

В разговорах со многими коллегами я неоднократно слышал, нечто подобное:

«Мне как программисту (инженеру, системному администратору, свой вариант), предельно очевидно насколько несовершенен окружающий нас мир и насколько легко его можно было бы изменить. Подавляющее большинство профессий, все эти менеджеры, бухгалтеры, банкиры и многие другие совершенно не нужны в современном обществе, просто толпы разгильдяев, которые ничего не создают, ничего не делают и паразитируют на других членах общества, вечно ища способ срубить легких денег. Весь их труд легко автоматизировать, а людей из этих сфер направить на работу в гораздо более важные отрасли, в производство и IT.»

Причина таких заявлений предельно проста, работники данной сферы гораздо более прогрессивны, чем работники всех остальных сфер, они более образованны, более рационалистичны, зачастую хорошо эрудированны и обладают гибким умом, привычным решать сложные задачи. Они также в наименьшей степени подвержены различным религиозным заблуждениям, мракобесию, националистической пропаганде и идеологии. Встречали когда-нибудь бритоголового IT-шника? Я — нет. Более того, коммунистическая идеология для многих IT-шников интуитивно понятна и близка.

q6722

Дело в том, что результатами труда IT-специалистов могут пользоваться практически все жители нашей планеты, так как эти самые результаты можно крайне легко скопировать неограниченное количество раз. Капитализм же искусственно ограничивает распространение цифровых продуктов, так как ему необходимо со всего на свете получать прибыль, а не обеспечивать потребности и нужды населения. Капиталистическая модель экономики мешает развитию информационных технологий, так как не может обеспечить IT-специалистам свободу для рабочего творчества, заставляя такого специалиста ориентироваться на денежные отношения с другими членами общества, заставляя продавать за деньги результаты своего труда.

В связи с этим, среди IT-шников такое большое количество сторонников цифрового пиратства и свободных лицензий. Система торрент-трекеров и файлообменных сетей близка к экономической системе коммунистического общества, с той лишь разницей, что человечество ещё не научилось копировать хлеб и воду, но научилось копировать информацию. Однако, как показывают исследования, современные производственные мощности и силы в состоянии обеспечить всё человечество товарами первой необходимости, продуктами питания, медикаментами, бытовой химией и тому подобным, а перечень дефицитных товаров будет не таким уж и большим. И IT-шники с их рационалистическим отношением ко всему это прекрасно понимают. Ещё более очевидным это становится в случае, если подавляющее большинство населения планеты будет занято реально полезным делом, а не паразитированием друг на друге и выстраиванием лишних, нефункциональных логистических, информационных, финансовых и прочих связей, которые благодаря современным технологиям также можно легко оптимизировать.

В случае же, если человеку очень необходим алмазный унитаз, или иной предмет, находящийся в условиях жесткого дефицита, то и эта проблема решается путём создания фондов общественного потребления с одной стороны, а находящиеся в общественной собственности средства производства позволят человеку, который в чём-то сильно нуждается, самостоятельно изготовить столь необходимый для него объект. Грубо говоря, если вам очень хочется покататься на яхте, отправляйтесь в яхт-клуб, берите любую свободную яхту и катайтесь. Толку от того, что эта яхта будет в вашей личной собственности, где она будет 360 дней в году простаивать без дела, нет никакого. А если вам хочется иметь дома алмазный унитаз, нет никаких проблем, чтобы отправиться на добычу этих самых алмазов, и в конечном счёте изготовить себе такой унитаз самостоятельно, благо, всё необходимое для добычи и изготовления вам предоставит общество.

q6724

Важно отметить и тот факт, что информационная проводимость среди представителей IT-сферы ещё выше, чем среди промышленных рабочих, и обеспечивается она не только складывающимися рабочими коллективами, но и навыками работы с информационными системами и общению с коллегами посредством интернета. Наиболее крупные и посещаемые порталы, где люди активно общаются, это порталы IT-направленности, чья тематика посвящена компьютерной технике, программированию, информационным сетям. Таким образом, распространение классового самосознания среди IT-специалистов ещё выше, чем среди индустриальных рабочих. В свою очередь, использование современных информационных технологий позволяет вывести вопросы агитации и пропаганды среди масс на качественно более высокий уровень, чем и пытаются заниматься активисты левых движений, имеющие специализацию в IT-сфере.

Также мне хотелось бы привести достаточно странный пример, который, с моей точки зрения, показывает вполне логическую взаимосвязь, и симбиотичность этих двух слоёв пролетариата. Для того, чтобы компьютер (да и все современные информационные технологии) работал, необходимо изготовление, собственно говоря, компьютеров и материально-технической базы, за что как раз отвечают индустриальные рабочие с одной стороны, а также программное обеспечение и администрирование, которым занимаются IT-специалисты, с другой.

И обществу не хватает вынесения этого симбиоза на качественно более высокий уровень. Если промышленные рабочие обеспечивают общество необходимыми для его существования материальными объектами, будь-то продукты питания или медикаменты, то именно IT-шники в состоянии сделать достойный, удобный и функциональный интерфейс по управлению этим самым обществом и его различными подсистемами.

Ну и самое последнее. Маркс и Энгельс писали, что в условиях современного им капитализма, господствующий класс находится в непропорциональной взаимосвязи с пролетариатом, и без его, пролетариата, существования, без его труда, буржуям попросту будет нечего кушать и одевать. Так как все эти продукты изготавливаются рабочими. А потому, рабочая забастовка является эффективным способом борьбы и влияния на буржуазию. Этот пример в нашем современном информационном мире также применим и по отношению к IT-шникам, ибо они в состоянии за считанные минуты остановить работу всей общественной системы, всех коммуникаций, банков и так далее, так как именно их труд отвечает за поддержание этих коммуникаций в рабочем состоянии.

http://red-sovet.su/post/27626/vanguard-of-the-revolutionary-proletariat
обострение борьбы за культуру
Примета современности – обострение борьбы за культуру

Александр Горбатов, Русская народная линия

Суд в Новосибирске над кощунниками, извратившими оперу «Тангейзер»
Калязинские Чтения Русского Собрания
Теракт в Париже в январе 2015 г. и реакция на него / 25.03.2015



Выступление на межрегиональной конференции «Русский мир в эпоху международной нестабильности. Идеология и пути национального и духовного возрождения современной России». г. Калязин, 19 марта 2015 г.

Величайшей провокацией стало то, что происходит в последнее время с культурой, вернее, вокруг нее. Причем, провокация нередко носит яркий криминальный характер.

Достаточно вспомнить, что начался нынешний год с расстрела журналистов ставшего теперь печально знаменитым скандального сатирического издания «Шарли Эбдо». Хотя изобразительная продукция сего журнала, скорее, должна проходить по разряду антикультуры - настолько безвкусный и похабно-примитивный она носила и носит характер. Однако гигантское шествие в Париже под общим девизом «Я - Шарли» привело в результате тиражи журнала к семизначным цифрам. И вскоре издание «порадовало» читателей еще одним «шедевром» юмора.

Стоят посреди городских развалин четверо граждан, один из которых говорит:

- Скука смертная установилась в Донецке. А не организовать ли нам что-нибудь с карикатуристами?

И, действительно, вновь прозвучали смертельные выстрелы, но не в Париже, а в Москве. И не в карикатуристов, а в Бориса Немцова, который громче всех из либеральных оппозиционеров кричал «Je suis Charlie» (Я - Шарли). Следствие теперь выясняет, насколько достоверна месть по религиозному признаку со стороны группы чеченцев.

Однако вскоре произошло еще одно кровавое злодеяние со многими человеческими жертвами и в этот раз напрямую связанное с подлинной культурой. Речь идет о расстреле туристов в тунисском музее античной мозаики и скульптуры, ответственность за который взяли боевики, примыкающие к ИГИЛ.

Три этих ужасающих эпизода, что произошли в течение всего двух с половиной месяцев в трех столицах государств на разных континентах, заставляют нас говорить о том, что человечество вступило в жесткий переломный период глобальной смены цивилизационных, религиозно-нравственных и культурно-этических основ. А причиной здесь служит начавшийся на наших глазах крах проекта «глобального человечества», выстраиваемого последние десятилетия под управлением единственной сверхдержавы - США. Уже не работает провозглашенный там принцип «мягкой силы», когда за сердца и умы жителей планеты борются исключительно средствами культурно-образовательными и информационно-пропагандистскими, когда привлекательным становится американский образ жизни.

Мир перестает верить в благие пожелания и посулы из Соединенных Штатов и стран «золотого миллиарда». А те, в свою очередь, все чаще в качестве метода используют проверенную веками не мягкую, и грубую силу, не забывая при этом об агрессивной лживой пропаганде. Все это встречает яростное сопротивление со стороны сил, которые принято называть исламским экстремизмом. Кроме того, можно привести много примеров культурного вандализма, когда разрушаются памятники древности в том же Ираке.

Казалось бы, то, что происходит с культурой в это же время в нашей стране, носит сугубо локальный, так сказать, индивидуально-творческий характер. Ведь скандалы последних недель вокруг театральных постановок и, прежде всего, оперы Вагнера «Тангейзер» в Новосибирске очень далеки от проблем глобализма. Но так ли это? Здесь мы вновь наблюдаем духовно-нравственный кризис, когда постановщики театральных произведений становятся своеобразными «мародерами» на теле отечественной и зарубежной классики. Сама она нужна им как некий гарант качества культурного продукта, как всемирно известное имя автора оперы, пьесы, художественного произведения.

При этом искать современное прочтение шедевра в рамках, заданных великим художником, у многих современных режиссеров попросту не хватает таланта, а потому в ход идут вульгарные поделки, якобы на основе Пушкина, Гоголя, Гончарова и того же Вагнера. Сцены откровенного и преднамеренного богохульства, нецензурная лексика, эротика на грани порнографии создают столь необходимый для премьеры скандал, а, значит, и интерес СМИ и публики. Да есть еще и подленький расчет на активное и бурное сопротивление общественности, чаще всего православной. И вот гремит уже по всей стране скандал и твое - еще вчера никому не известное имя, заходятся в поддельных рыданиях либеральные СМИ, столичные театры спешат заключать договоры на новые постановки с появившимся вдруг ярким дарованием.

Отметим также еще один мотив происходящего - инсценировка классики идет из государственного бюджета. У него, государства, выходит, есть лишь одна обязанность - финансировать, а от права контроля над тем, во что его финансирование в конце концов выливается, оно на основе действующей конституции отказывается.

Да, художник должен быть свободен, но он не должен становиться своевольным диктатором, когда несогласные с его мнением зачисляются априори в реакционеры, мракобесы и обскуранты, а, попросту говоря, в быдло. Но как же быть с обществом, его институтами, к которым, бесспорно, относится и Русская православная церковь?

Кроме всего прочего в пылу нынешнего разгоревшегося спора, а, точнее сказать, громкого скандала почему-то ускользает один существенный момент. Имеется в виду принятие и подписание президентом страны в январе нынешнего года «Основ государственной культурной политики». Документ очень важный, представляющий собой, если хотите, концептуальную основу той идеологии, поиски которой ведутся в последние годы, несмотря на формальный и все более неприемлемый запрет государственной идеологии, провозглашенный в Конституции 1993 года на фоне расстрелянного парламента.

Так вот, в «Основах государственной культурной политики» наряду с тезисом о свободе творчества присутствует положение о необходимости создания при федеральном и региональных министерствах культуры общественных советов, призванных оценивать ситуацию с культурой и решать, если надо, возникающие спорные вопросы и проблемы. Но либеральная сторона разгоревшегося скандала напрочь забывает о принятом документе, тем самым низводя его роль до очередной мертворожденной бумажки.

В нынешних условиях следовало бы решительнее добиваться его реализации как раз самим представителям общественности, православной конкретно, так как она оказалась, благодаря своей непримиримой позиции, в эпицентре борьбы. Мы подошли к той черте, когда замять, что называется, дело уже не удастся и из частных фактов и явлений необходимо делать выводы. Искать их следует не в каких-то абстрактных категориях и даже не в решениях конкретных судов, а в опоре на ту государственную культурную политику, которая на сегодняшний день уже прописана. Но она почему-то замалчивается, причем на всех уровнях.

В заключение хочу привести один пример, вроде бы не имеющий прямого отношения к возникшему конфликту между либеральными деятелями культуры, православной общественностью и пиарящимися на всем этом СМИ и политиками. Во вновь обретенном Россией Херсонесе есть раскопки древнего греческого полиса, в центре которого театральный амфитеатр - небольшой, можно сказать, миниатюрный. Спрашиваю у экскурсовода:

- Почему он так мал?

- Это был городской театр, где жители смотрели постановки классических трагедий, приобщаясь к высокому искусству. И всем хватало места. А вот последовавший затем Рим стремился, говоря современным языком, к массовой культуре и зрелищам на огромных аренах. Там дрались гладиаторы, лилась кровь, скармливали львам первых христиан на глазах беснующейся публики. Искусство и культура оттуда ушли. А затем пал и сам Рим...


http://ruskline.ru/special_opinion/2015/03/primeta_sovremennosti_obostrenie_borby_za_kulturu/

«Для меня это был ад»

Врач из Красноярска Алевтина Хориняк подала иск против Госнаркоконтроля о возмещении морального ущерба за незаконное уголовное преследование. В 2009 году она выписала обезболивающий препарат трамадол больному, умиравшему от рака. В аптеке, где он получал анальгетики, закончились бесплатные лекарства для льготников. Больница, к которой он был прикреплен, «закрылась» на майские праздники. Купить без рецепта препарат он не мог. В 2011 году под предлогом, что пациент не относился к ее участку, терапевта Хориняк обвинили в сбыте наркотиков и подделке документов. В 2013 году прокуратура в качестве наказания просила для нее 8 лет тюрьмы, но суд приговорил к штрафу в 15 тысяч рублей. Позже решение отменили. В октябре 2014 года 73-летнего доктора полностью оправдали. «Лента.ру» поинтересовалась у красноярского доктора, зачем она ворошит старую историю и чего хочет добиться.
Подробнее.
http://

Диктатура пошлости на бюджетные деньги

05.03.2015


Новосибирский политик Анатолий Кубанов подверг резкой критике кощунственную постановку по опере Р.Вагнера «Тангейзер» в местном театре оперы и балета …

Депутат Законодательного собрания Новосибирской области, руководитель новосибирского отделения «Справедливой России» и основатель движения «Антимайдан» Анатолий Кубанов, известный борьбой с кощунственной выставкой «Родина» в Новосибирске, выступил на стороне критиков скандального спектакля Новосибирского государственного театра оперы и балета по опере Рихарда Вагнера «Тангейзер», опубликовав соответствующее заявление, сообщает сайт Тайга.инфо.
«В Новосибирске очередной тоскливо-предсказуемый «культурный» скандал. Череда культсырья — выставки "Русская зоофилия", гельмановские клизмы, спектакль "Онегин", продолжилась постановкой оперы "Тангейзер". В классическом советском кинофильме "Берегись автомобиля" герой неподражаемого Евстигнеева, режиссер народного театра провозглашает задорно "А не замахнуться ли нам на Уильяма нашего Шекспира?" Новосибирский режиссер, замахнувшись на самого Александра нашего Сергеевича Пушкина в весьма фривольной постановке "Онегина", решил не пощадить в творческом запале и Рихарда Вагнера. Все это было бы смешно, если бы театральные мэтры изгалялись только на немецком композиторе, но они превзошло себя. Глумливо вплели образ Христа в самопальную постановку. И шутки закончились. Бог поругаем не бывает», - пишет депутат в заявлении.
По его словам, «последовал оправданный возмущенный ответ». «А следом — знакомый скулеж о свободе творчества, о гонимых художниках. Чиновные дамы от культуры, респектабельный администратор театра, юное дарование, — все запричитали о давлении православных активистов и максимально политизировали ситуацию. Такой переход от культурной в политическую провокацию. Но это трюкачество, когда хамство рядится в одежду оскорбленной невинности, дает сбой. Очевидно, что проблема порождена не на политическом, а на этическом уровне. Блестящий знаток мировой культуры Юрий Лотман утверждал, что «культура начинается с запрета». Будь ты коммунист или буддист, верующий или атеист, важно держаться в рамках приличий. Буддисту не свергать памятника Ленину, коммунисту — не глумиться над Буддой. Воспитанный атеист не будет осквернять религиозные святыни. А воспитанный верующий не будет высокомерно смотреть на материалиста как на потомка обезьяны», - пишет политик.
«Жаль, что этот минимальный багаж деликатности, прививаемый с детства, не известен некоторым местным поденщикам от культуры. Нахраписто убеждая профанов в своей эстетической непогрешимости и мнимом избранничестве, эти неистовые самородки пытаются в культурной жизни нашего города установить диктатуру пошлости. Уютно осев в государственных учреждениях культуры, они хотят бунтарств. Прикармливаясь на государственных грантах, бегая голыми на поводке и выставляя клизмы на выставках, крайне пошло корчить из себя Модильяни. Прихватив административные посты в культсфере и расплодив там банальное кумовство, не надо строить из себя Прометеев духа. Гонимый гений на бюджетной основе — это пошло. Именно махровое барыжничество от культуры, является причиной постоянных скандалов подобных "Тангейзеру"», - подчеркивает А.Кубанов.
Он отметил, что «не надо винить православных верующих». «Они защищались. Если вас публично оскорбят и осквернят память ваших близких — вы дадите отпор. И вряд ли вас остановит наличие у хама звания заслуженного деятеля искусств или режиссерского образования. И не надо бояться призывов к цензуре, она уже существует. Никакой советский Главлит, никакая инквизиция не были столь эффективны. Талантливым живописцам, режиссерам пробиться сквозь этот заслон почти невозможно. Если вы не брат или сват культ-номенклатуры, если вам отвратительно участвовать в похабщине, в утеху малокультурных «покровителей искусств» — всё, путь закрыт. Диктатура пошлости — есть самая беспощадная цензура», - заключил Анатолий Кубанов.ruskline.ru/news_rl/2015/03/6/diktatura_poshlosti_na_byudzhetnye_dengi/